?

Log in

Представьте себе, что существует банк, который каждое утро зачисляет на ваш счет сумму в 86 400,00 долларов, и каждый вечер списывает полностью остаток, который вы не использовали в течение дня. Что бы вы делали? Конечно, снимали бы со счета ежедневно до конца дня все до последней копейки.

У каждого из нас есть такой банк. Каждое утро этот банк кладет на наш счет 86 400 секунд. Каждую ночь этот банк снимает с нашего счета и относит в потери то количество времени, которое не было использовано на что-то хорошее. Этот банк не позволяет накоплений и не сохраняет остатков. Каждый день нам открывают новый счет, и каждую ночь уничтожают сальдо дня. Если не используем депозит в течение дня – это наши потери. Ничего нельзя вернуть, ничего нельзя изменить, не существует переноса остатков на завтра.

Мы можем жить только настоящим депозитом сегодняшнего дня. И лучше потратить как можно больше на здоровье, счастье и успех. Время идет. Используем же его по максимуму в течение дня.

Цену времени можно реально почувствовать, ощутить. Любой студент скажет, сколько стоит год учебы, когда сдает годовой экзамен.

Любая мать скажет, сколько стоит первый месяц жизни ребенка, которого она родила.

Любой ребенок скажет, сколько стоит один день в ожидании, что завтра Дед Мороз принесет ему подарок.

Любой влюбленный скажет, сколько стоит час ожидания перед тем, как увидится с любимой.

Любой пассажир, опоздавший на поезд, скажет, сколько стоит одна минута.

Любой человек, переживший аварию, скажет, сколько стоит одна секунда.

Любой чемпион скажет, сколько стоит одна сотая секунды.

Время не ждет никого. Поэтому неплохо было бы научиться ценить время, каждый его момент, особенно когда рядом кто-то очень близкий и дорогой. Время – это единственная невосполнимая ценность, ничто не дается нам так легко и не стоит так дорого.

Время не ждет никого. Вчера – это уже история, завтра – загадка, сегодня – подарок, который так и называется – настоящее.

Литературная премия "НОС" (НОвая Словесность) - детище миллиардера Прохорова - известна своей... непредсказуемостью. За те 8 лет, что она существует, лауреатами становились очень разные авторы (от Сорокина (трижды) до откровенной лабуды (чаще всего)).

В 2016-м году жюри, работу которого "модерировала" сестра олигарха-куршавельца Ирина, подошло к своей работе более ответственно, чем обычно. Сначала из списка претендентов были исключены либеральный, но исписавшийся Войнович со своим откровенно неудачным "Малиновым пеликаном", и еще пара авторов, уважаемых в демтусовке. Затем (уже в финале в ходе обсуждения) в тройку "суперфиналистов" жюри не включило "Авиатор" Водолазкина.

В результате дискуссии, транслировавшейся в сети, победителем был назван Борис Лего (Олег Зоберн) со сборником «Сумеречные рассказы».

Рассказы победителя, которые он сам относит к стилю "русская готика", более всего напоминают творчество многократного лауреата премии "НОС" Владимира Сорокина с "элементами" прозы Виктора Пелевина. Эдакий коктейль из сумеречного бреда, истории и нашей реальной жизни. Местами - довольно читабельно!

Например, вот так:

"...
Встаёт зимнее солнце. Зиновий выходит на балкон и кланяется солнцу двенадцать раз. Северо-восток Москвы, на горизонте дома, парк и бастионы гипермаркетов.

Суббота, но Зиновию надо трудиться.

Он готов, сил достаточно, потому что копит в себе праведный гнев.

Он не один такой.

Непременно найдётся часть нации, которая выберет путь активной борьбы, и именно на неё ляжет гораздо большая ответственность, чем на миллионы людей, составляющих основное население страны.

Пять дней в неделю Зиновий работает в районной пекарне кондитером: замешивает, формует, достаёт из печей противни с коржами и сдобами, виртуозно увенчивает торты кремовыми завитушками.

А по субботам выходит на тропу тихой войны во имя господа.

«Кем бы я был, коли не уверовал? – иной раз спрашивает себя Зиновий и отвечает: – Овощем».

Сегодня он встал затемно, напёк на своей маленькой кухне сотню пирожков с капустой и начинил их крысиным ядом.

Пёк и приговаривал, как мать учила: «Горе чёрное приготовляю, с тестом белым мешаю, с дымом серым отправляю…»

Сумку с этими пирожками он решил оставить на окраине старого квартала у входа в барак, где живут постоянно голодные нелегалы."
Или вот так:Collapse )
Короче. Если у вас нет идиосинкразии на творчество Сорокина и Пелевина, то книга, возможно, вам понравится. Прочим лучше не раскрывать. Только если потом рассказывать, что "олигархи специально вбивают в неокрепшие умы молодежи всякую чертовщину и наркоманский абсурд, спонсируя литераторов, вроде Лего и прочих сорокиных". Покупать я бы не стал. Есть в сетевых библиотеках.

И о главном - о деньгах! Победитель получит 700 000 рублей. Финалисты (авторы из короткого листа) - по 40 000 рублей.
Победитель читательского голосования - 200 000 рублей. Это Игорь Сахновский с книгой "Свобода по умолчанию".





Чего уж там таить: у старой "Зимней вишни", так любимой советскими и российскими женщинами, скоро (возможно) выйдет продолжение - "Зимняя вишня - 2016". Или, если так будет удобнее - "Зимняя вишня - 4".

Я не смотрю дамские сериалы и, тем более, не читаю "розовых романов". Но я пишу о новых поступлениях книг. Иногда о тех, что сам читать не стану - у моего блога есть читательницы. Возможно, некоторых из них я порадую новостью.

В 4-м номере журнала  "Аврора" за 2016 год напечатано начало режиссерского сценария "Зимней вишни - 2016". Автор - Игорь Масленников. Почитать можно в "Журнальном мире": http://xn--80alhdjhdcxhy5hl.xn--p1ai/content/zimnyaya-vishnya-2016

За выходом продолжения следите там же: http://xn--80alhdjhdcxhy5hl.xn--p1ai/


P.S. Желающим вспомнить молодость даю ссылку на самую первую "Вишню", автором которой был еще Владимир Валуцкий.

В наше время читабельных литераторов стало много, а интернет облегчил людям доступ к книгам. Всё это приводит к тому, что читатели перенасыщены новинками, а ритм жизни отвлекает от чтения. В результате - люди начинают читать только то, что хорошо распиарено. Вне зависимости от качества произведений! В отечественной литературе есть порядка двух десятков известных литераторов, штампующих по одной-две книжки в год. Плюс зарубежные книжные блокбастеры... Тут уж у людей нет времени даже на на чтение рекламируемой беллетристики. В результате - почти никто не читает прозу малоизвестных авторов, публикуемую в толстых журналах. А зря!

Не знаю, как вы, а я люблю короткую прозу. Как уже многократно говорил здесь - только мастер может написать качественный рассказ. Не буду повторяться.

Короче. "Двойное дно" Анны Колесниковой - это самая настоящая шукшинская проза! А главный герой - типичный чудик из рассказов Василия Макаровича!

Рассказ опубликован в первом номере журнала "Звезда" за 2017 год:

"АННА КОЛЕСНИКОВА

Двойное дно

Рассказ

Искусство быть посторонним.

Е. Летов. Русское поле экспериментов

Серега Глазов на вид незаметный, сорока семи лет. В поселке тысячи полторы, с Серегой поздоровается человек пятнадцать — не самая популярная личность Глазов, даже по сясьснабовским меркам. Но справедливости ради, он и увлечен не тем. Серегин путь — одинокий, бескрайними полями внутренних опытов.

Глазова родили неподалеку от Сясьснаба, жизнь там стала глохнуть, и его перевезли. Как-то ночью к пятилетнему Сереже пришла из прошлой деревни любимая корова Белька, села на край постели и расплакалась. «Белька, — гладил он ее по сырой морде, — Беличка, не плачь. Так пить хочется. Принеси молочка». Корова утиралась копытом и гневно бубнила: «Сглазили ребенка, сволочи поганые. Серой водой отравили, суки». Сережа заснул, а сквозь сон слышал, как отец ругается: «По пояс деревянный! Он же по пояс деревянный!» Потянулся к ночнику, наткнулся на что-то деревянное и с ужасом понял: это он, Сережа Глазов, стал по пояс деревянным. Хотел заплакать и не мог, даже дышать было трудно. От безысходности опять уснул. Проснулся — тело совсем одеревенело. Нестерпимо хотелось пить, и Сережа решил выйти из тела. Сережин дух поплыл на кухню. Было темно, прохладно, тихо. Родители спали в своем закутке, почему-то одетые. Возле печи валялся табурет, наверное, Брыська его перевернула. Сережа пил воду из ведра, плыл назад, вползал в неудобное твердое тело, снова спал. Когда очнулся окончательно, мать рассказывала, что его сглазили завидущие бездетные Никитины, была корь, врач — дурак дураком, и если б не бабка Настасья, сто лет ей самой не болеть и так далее. Позже Сереге объясняли про всякие видения, какие могут посещать психов, алкашей и воспаленных детей. Глазов не спорил и не верил. Слишком хорошо помнил недобрых Никитиных, перевернутый Брыськой табурет, ржавый вкус воды и ни с чем не сравнимое ощущение собственной фантомности.

Read more...Collapse )


"– Сжали булки, следующие тысячу метров простреливаются насквозь укроповскими танками и БМП. Воха, топи… – Моторола перекрикивает задувающий в окна «мицубиси-аутлендера» пригорелый воздушный поток и делает музыку на полную громкость".
Семён Пегов "Моторолла. Танки в Семёновке"

Аннотация

Семен окончил вальдорфскую школу в Смоленске и отделение журналистики СмолГУ. Первым его местом работы было телевидение в Абхазии. Потом он военкор на новостном портале Life. Боевым крещением был Каир. Потом Сирия, Донбасс… Захар Прилепин написал о нем: «Среди спецкоров-военкоров есть тут Семен Пегов, который в статусе личных врагов Майдана пребывает с самого Майдана (он там сидел под снайперским обстрелом три часа, и потом его обвинили в том, что он сам этот обстрел и корректировал) и фигурирует в списке «врагов нации». Семен уже несколько месяцев в Новороссии (до этого был революционный Египет и прочее). Он поэт. Стихи у него отличные. Так что не все потеряно, друзья, не все потеряно. Одни ходят на Марш мира, другие – под обстрелом».


Сирийский синдром

«Там тебе не Крестовый поход, не Христовы страсти,
Там иные злости», —
Твердили соседи тебе, мусульманка Ася,
Мусульманин Костя.
Ты, конечно, и сам изучил расписное скотство,
Посмотрел на зверства.
На районе урок валили большого роста.
Антураж из детства.
Диалог у подъезда острей, чем допрос ИГИЛа
И четки четче.
Написать заяву? Как бабка отговорила…
Когда батя-летчик
Пропадал на службе, на территории гарнизона,
Перекусив колючку,
С пацанами глазели – железо неслось синхронно.
Но ты был чутче.
В партизанскую рухлядь, восточный хлам,
Что тащил отец
Из командировок в Ливан, – ты входил как в храм,
Как во дворец.
Ближневосточные войны считал своими
Из советских еще времен —
Отставные попойки, ветеранские байки… Ты был ими
Овеян и покорен.
Потому, конечно, разведка. Кочевряжился военком,
Хапуга и казнокрад.
Упираться не стал, дал ему на прокорм.
Подписал контракт.
Сначала Латакские горы, Пальмира, квартал Алеппо,
Иные веси…
Возвращаешься после раненья, мелькает родное небо,
Сидишь в экспрессе.
Цедишь слова, отвечая рассеянно на вопросы
Базарных цац:
«Да, мы жгли турецкие бензовозы,
Мы жгли спецназ…»

Read more...Collapse )



А это - разговор Прилепина с Пеговым. Про Украину, про Сирию, про поэзию...




"я знаю есть город
он совсем никакой
(из стихотворения Данилы Давыдова)"

Несмотря на то, что Дмитрий Данилов был номинантом на литпремию "Нацбест", его имя большинству читателей ничего не скажет. Однако, тем не менее, я рекомендую попробовать почитать его роман "Описание города".

Есть у меня один знакомый, который хорошо пишет травелоги (рассказы о своих путешествиях). У него интересно получается писать даже о какой-нибудь заштатной европейской деревушке, в которой он, путешествуя на авто, останавливался на ночлег. Так вот. Книга Данилова - это тоже описание глухой провинции - обычного российского областного центра "без достопримечательностей всероссийского масштаба". Похоже, Брянска. Имя города в тексте ни разу не упоминается. Описать занятно место, не известное среди "широкой публики" - может далеко не каждый! Жизнь провинции глазами приехавшего на пару дней:

"...поездка в знаменитый древний монастырь, располагающийся совсем рядом с описываемым городом. Монастырь основан по повелению князя, который получил на этом месте исцеление от чудотворной иконы.

Посреди монастыря — руины гигантского собора, взорванного в начале 30-х гг. XX в. Посреди руин стоит большой навес на столбах, под навесом — престол. Здесь накануне служил патриарх.

Можно было бы подробно рассказать о монастыре, о двух сохранившихся храмах, о восстановительных работах, о захватывающих видах, открывающихся с монастырской стены, но делать это совершенно необязательно".

Если между абзацами вставить пару фоток - получится типичный "отчет" о поездке, который "запощивают" в ЖЖ.

Эдакая современная "песня акына". Местами неплохо. И уж точно - необычно! Некоторые страницы можно просто пролистать, не задумываясь, что это типичное описание "Никакого Города" -  места жительства миллионов наших соотечественников. Может, и ваше тоже. Судя по отзывам в сети - брянские от книжки тащатся, узнавая родные пенаты. А прочие? Прочие могут оценить новаторство Данилова. Он много пишет так. У него даже есть похожее описание поездки на поезде из Москвы во Владивосток ("146 часов. Путевой отчет"). В плацкартном купе, что характерно. Да, согласен, проглядывают в его творчестве мазохизстские чёрточки. Но, "Кто без греха?" и так далее...

P.S. Кстати говоря, если не понравится "Описание города", попробуйте почитать "146 часов" (ссылка выше).

P.P.S. Полистать (перед возможной покупкой) "Описание города" можно в сети.

Анекдоты

В отличие от всех остальных монархий, где власть передаётся от папы к сыну, в Ватикане власть переходит от папы к папе.


– Ты слышал, Мосгордума приняла в первом чтении законопроект, запрещающий нищим приближаться к метро ближе, чем на 25 метров.
– А кто же тогда будет на метро ездить?


Среди украинцев ходит легенда, что под одним из памятников Ленину находится безвизовый портал в Европу…


Проверка счетчиков на холодную и горячую воду показала, что жильцы не только не пользуются горячей водой, но и закачивают ее обратно в водопровод.

У евреев национальное блюдо – фаршированная рыба, у украинцев – фаршированный перец, а у русских – фаршированный целлофан.
– А это как?
– А это сосиски.

Разговаривают два парня:
– Досадно, но не бывает девушек красивых и умных одновременно.
– Бывают.
– Обычно если красивая, то глупая, а если умная, то уродина…
– Ну, бывают же исключения.
– Да, тупые уродины.


Сбербанк успешно внедряет нанотехнологии. Процентные ставки по депозитам становятся все незаметнее.

Read more...Collapse )

Не скрою, мне всегда нравилось, как отечественные литераторы перерабатывают произведения иностранцев, адаптируя их под вкусы отечественных читателей. За примерами далеко ходить не надо: знакомство с книгой у многих из нас начиналось с заходеровского пересказа «Винни-Пуха» Алана Милна, а так же с «Буратино» А.Толстого и книг А.Волкова про девочку Элли и ее друзей. Не знаю, как вам,  а я, почитав позже более канонические переводы «первоисточников», пришел к выводу, что их пересказы русскими писателями мне гораздо милей. Но я отвлекся.

Недавно в провинциальном журнале «ТарЯне» была опубликована пьеса местного автора Андрея Казакова «Ангел, или случай в провинциальном городке». Авто честно пишет, что его пьеса «по мотивам рассказа Г.Г.Маркеса «Очень старый человек с огромными крыльями»». Если придираться «по гамбургскому счету», то откровенных заимствований  у мэтра столько, что о «мотивах» говорить довольно странно. Или у меня с Казаковым понятия «что есть по мотивам» разнятся. Однако это всё мелочи! Пьеса мне понравилась! Я даже перечел «первоисточник» Маркеса (благо он коротенький) и пришел к выводу, что латиноамериканская специфика, «переложенная» на русские реалии делает сюжет куда интересней. У Казакова (в отличие от Маркеса) вышла комедия. Да, сатира в ней достаточно «умеренная», с оглядкой. Да, финал скомкан. Но в пьесе (хоть и достаточно широкими мазками) изображена наша жизнь…

Короче. Почитайте. Сюжет прост. Россия. Наше время. Провинциальный городок, вероятно срисованный автором с его родной сибирской Тары. В курятник двора дома обычной российской небогатой семьи из трех человек с неба, поломав крышу, падает ангел. Совсем не такой, каких мы привыкли видеть на иконах и картинах – лысый, плохо одетый старик с огромными крыльями, промокшими насквозь от дождя.

Пьесу можно бесплатно (вполне законно) прочитать на ресурсе «Журнальный мир»: http://xn--80alhdjhdcxhy5hl.xn--p1ai/content/angel-ili-sluchay-v-provincialnom-gorodke

Где для сравнения почитать рассказ-первоисточник Маркеса? В сети.

Притча о гордости

Орудия Дьявола

Много лет назад Дьявол решил продать все инструменты своего ремесла. Он аккуратно выставил их в стеклянной витрине на всеобщее обозрение. Что это была за коллекция! Здесь был блестящий кинжал Зависти, а рядом с ним красовался молот Гнева. На другой полке лежал лук Страсти, а рядом с ним живописно разместились отравленные стрелы Чревоугодия, Вожделения и Ревности. На отдельном стенде был выставлен огромный набор сетей Лжи. Ещё там были орудия Уныния, Сребролюбия и Ненависти. Все они были прекрасно представлены и снабжены ярлыками с названием и ценой.

А на самой красивой полке, отдельно ото всех остальных инструментов, лежал маленький, неказистый и довольно потрёпанный на вид деревянный клинышек, на котором висел ярлык «Гордость». На удивление, цена этого инструмента была выше, чем всех остальных, вместе взятых.

Один прохожий спросил Дьявола, почему он так дорого ценит этот странный клинышек, и он ответил:

– Я действительно ценю его выше всех, потому что это единственный инструмент в моём арсенале, на который я могу положиться, если все остальные окажутся бессильными.

И он с нежностью погладил деревянный клинышек.

– Если мне удаётся вбить этот клинышек в голову человека, – продолжал Дьявол, – он открывает двери и для всех остальных инструментов.

Есть такой киевский литературный журнал "Крещатик". Его авторы - со всего света. По большей части - люди с умеренными политическими взглядами. Но даже умеренные литераторы, печатающиеся в украинском журнале, обладают весьма специфическим представлением об истории соседней России.

Вашему вниманию предлагается небольшой рассказ, опубликованный недавно в "Крещатике". Его автор - Марк Казарновский - россиянин, живущий ныне во Франции. Рассказ - эдакая версия жизни Лжедмитрия. Что было бы, если бы сына Ивана Грозного малолетнего Дмитрия Ивановича не убили бы в Угличе, а счастливым образом спасли?

"Марк КАЗАРНОВСКИЙ

Записки схимонаха Агафона

о делах прошлого времени, коим был он участником и свидетелем невольным


Постановили бояре: «…им (царям) быть нежестокими и непальчивыми, без суда и вины никого не казнить ни за что и мыслить о всех делах с боярами и думными людьми сопча».
           Григорий Катошихин
«Жаловать своих холопей вольны мы и казнить их вольны же»
               Царь Иван IV

С тяжелым сердцем приступаю я к сим запискам. Ибо многия годы, в разных монастырях находясь, имел я время осмыслить все произошедшее.
Было у меня искушение уйти от сего грешного мира, унеся с собою правду. Но тень государя моего мне часто в моих горестных снах являлась и его последние слова: «…нет, не того мне хотелось и не так было тому делу быть…»
Да как же после этого предстану я на Суде Божьем пред Государем моим. Что скажу ему. Что утаил правду? Что ложь возвел в добродетель?
Боялся же я снова смуты народной. Токо-токо государство становиться стало, народишко вздохнул, со страхом озираясь, а здесь снова нате вам...
Но будет. Утвердился по воле Божьей престол русский. Уж к моим запискам два царя на престоле московском: Михаил Федорович да Алексей Михайлович. Бог милостив оказался, утвердились. С обоими говорить мне довелось, да как же, уж почти век своей жизни несу на плечах моих согбенных. А все не выходит из головы крик царя моего… нет, не того мне хотелось…
Эх, кабы и в самом деле повернуть всё. Но не дает вернуться назад ни природа-матушка, ни Божье предначертание – мол, каждому и начало и конец.
Мой-то конец что-то задерживается.
Да знаю я, знаю. Видно, Господь положил мне это послушание, записки сии закончить. А уж тогда и призовет к Себе.
Да я особо и не сетую. Вон, хоть сотый годок пошел, а всё меня в моей пустыньке и птица радует, и ёж шебуршащий, и лиса, пламенем осенним сквозь кусты махающая. Знамо, за зайцем.
А вот год-то берёт свое. Уже считаю, скоко до той горки надо шагов сделать. Да воды уже набираю не по две бадьишки монастырския, а ведерочко махонькое. Токо глаза промыть, да репу сварить.
Эх, эх, грехи наши, грехи…
И ещё хочу сказать. У меня был государь мой истинный, и теперь уж умолчать об этом возможности никакой нет – и история мне не простит, и я себе не прощу. Сейчас же, коли окончу сей труд, отойду в мир иной с покоем в сердце, чистой душой, и примет меня Господин Наш. Ибо сделал я, что должно было по совести, а уж там – Он рассудит.
И свары и раздору в земле русской не будет боле, на престоле утвердились цари и стоят твердо. Вот поэтому и решился открыть я своё житие и тайну, что велика есть, но уж навредить боле Русскому государству не может.

I. Комнатный мальчик
Появился на свет Божий я 21 марта 1580 года в небольшом поместье Пески, что недалеко от Голутвина. Мало чего я помню от детства, только иногда вдруг – яркая картинка: Москва-река и какие-то плоты скользят тихо по воде. А на плотах шалаши, точь в точь как те, что мы, мальчишки, в лесу строили, и горит костер, словно такой же, и что-то варится в чугунке... Так хотелось вот попасть на тот плот и плыть, плыть.
Ещё – сосны. Вокруг поместья нашего простирались сосновые боры. И уже мальцами, летом бегали мы с холопами за ягодой и грибом.
Read more...Collapse )

Вот так пишут нынче о России:
[Spoiler (click to open)]

"Иностранное войско из поляков и разного сброда было отпущено, деньги им уплачены. Но поляки остались жить в Москве и стали безобразничать.

Всё стало меняться. И вовсе не к худшему. Да бояре разве рады хорошему. Привыкли по образу бывших царей гадость искать у ближнего. И слухи разносить.

Вот и разносили. «Ну, видано ли на Руси в прежние-то благочинные времена, чтоб у царя за обедом музыка играла, да чтоб царь телятину ел и не спал после обеда. Да чтоб царь к простому народу в мастерские хаживал. И все делал царь сам. Хоть с медведем биться, хоть из пушек стрелять, хоть в потешные войны ходить».
...А беда надвигалась. Я чувствовал, видел её. Царю не раз обращал внимание на шепотки бояр.

Все в пустоту. Дмитрий был увлечен Мариной. Да и она его любила. Как не любить. Бриллианты и золото из царских кладовых рекой текли ясновельможным Мнишекам.

Я узнал и о заговорщиках. Составился заговор стараниями Шуйского. Он привлек князей Голицына Василия и Ивана Куракина.

Как я не уговаривал царя, как не предупреждали его поляки, он только смеялся да на Марину смотрел. Вот и насмотрелся.

Не буду писать про беду. Был, и защитить царя пытался. Но народ! Толпа! Что с ней поделаешь".


Типа, поляки только советовали русским: как правильно строить европейское государство. Ну, может где и "безобразничали" немножко.  Типа, глупый народ, не понимающий своего счастья безмолствовал, а мерзкие бояре тут как тут!

А ещё, свободолюбивые, но порядочные козаки. Как без них в произведении, где упоминается незалежная?

Справедливый польский король и европеизированная (в отличии от дикой России) знать ...


Так вот излагают российскую историю благообразные литераторы. Не какие-нибудь там радикалы из "Азова", а европейцы!


Profile

олд
v161514
v161514

Latest Month

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow